Import

Тема: Квоты-2018

Актуально
Рыбакам не вытянуть аукционы и инвестиции

Рыбакам не вытянуть аукционы и инвестиции

Изменение правил доступа к ресурсу на примере крабовых квот приведет к сворачиванию инвестиционных программ предприятий, потерям для судостроения и других смежных отраслей и сокращению налоговых поступлений в бюджет.

Потери для рыбаков

На пресс-конференции 6 декабря президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий Герман Зверев назвал инициативу по изъятию крабовых квот из общей системы распределения долей экономическим цунами, угрожающим рыбной отрасли. Руководитель ВАРПЭ указал, что перезаключение действующих договоров, причем на очень длительные сроки, – это обычная практика, «существующая во всех отраслях, связанных с добычей природных ресурсов», где аукционы проводятся лишь единожды.

«В рыбной отрасли изначальные аукционы состоялись 15 лет назад, массовые, сплошные, как коллективизация. Затем проходили точечные аукционы. В целом на этих аукционах рыбопромышленные предприятия заплатили свыше 2,5 млрд долларов за право добычи ВБР», – озвучил общую цифру Герман Зверев.

Возглавляющий Ассоциацию добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков обратил внимание, что рыбодобывающие компании обычно не сосредоточены на одном ресурсе, а строят работу на комплексной основе. «Изъятие одного сегмента из этого общего котла квот приведет к пагубным последствиям для каждой отдельной компании и отрасли в целом», – предупредил он.

Рыбаки всерьез опасаются и нового передела в отрасли с использованием административного ресурса. В этом случае крабовые квоты могут быть только первой ласточкой. «Может ли это распространиться на другие ресурсы? Безусловно», – считает Александр Дупляков. Ведь в законе о рыболовстве особый статус крабов не пропишешь, значит, норма будет отсылочной, а решение по объектам будет принимать конкретный чиновник.

«Это главный риск, потому что аппетит приходит во время еды. Сейчас крабы, потом лососи, потом другие ценные объекты», – перечислил руководитель ассоциации краболовов. Это огромный риск для всей отрасли, уверен он.

Печальный опыт аукционов начала 2000-х наглядно продемонстрировал нежелательность их применения в рыболовстве. «Мы только пару-тройку лет назад избавились от негативных процессов, которые породили эти аукционы», – напомнил Александр Дупляков, отметив, что «у государства есть иные механизмы изъятия прибыли», которые надо применять.

Аукционный механизм поставит претендентов на квоты в неравные условия, добавил Герман Зверев. Во-первых, малейшие сомнения в надежности исторического принципа тут же ограничат доступ рыбакам к банковским кредитам. Во-вторых, действующие предприятия, уже с приличной долговой нагрузкой, не смогут полноценно принимать участие в торгах.

Потери для судостроителей

Беспокойство рыбаков разделяют и судоверфи. Заместитель гендиректора Выборгского судостроительного завода Андрей Попов рассказал, что на сегодняшний день внутри страны рыбаками заказано уже более 40 судов, в том числе для крабового промысла. В сегменте гражданского судостроения это значительная часть портфеля заказов для заводов.

Представитель верфи указал, что строительство новых судов – это «долгосрочные инвестиции, которые требуют детального просчета по окупаемости, это инвестиции, которые требуют понятных правил игры». «С нашей точки зрения, это большой фактор риска, причем не только в сегменте судов для добычи краба», – полагает Андрей Попов. Он признал, что «ряд новых контрактов, которые были фактически уже на выходе, и по другим видам промысла сегодня поставлены на паузу до разрешения этой ситуации».

По словам Германа Зверева, предварительные заказы рыбопромышленных компаний на строительство судов уже сейчас оцениваются примерно в 50 млрд рублей. Однако возможный пересмотр базового принципа закона о рыболовстве просто «сметет все инвестиционные проекты».

Общая кредиторская задолженность в отрасли поставляет порядка 70 млрд рублей. По оценкам ВАРПЭ, в случае принятия «крабовой инициативы» по меньшей мере девять предприятий не смогут выполнить обязательства перед банками. Под большим вопросом окажется реализация крупных инвестиционных проектов на Дальнем Востоке, в том числе по строительству компактной судоверфи на юге Приморья, развитию портовой инфраструктуры и логистики, наращиванию холодильных мощностей. Многим предприятиям придется отказаться от судов, строительство которых уже началось.

По прогнозу Росрыболовства, общая стоимость инвестиционных проектов отрасли на ближайшие десять лет планировалась на уровне 600 млрд рублей. «Если эта базовая норма будет сломана, то вы легко можете делить инвестиционный прогноз на десять», – утверждает Герман Зверев.

На Северном бассейне только один Северо-Западный рыбопромышленный консорциум строит четыре крупнотоннажных траулера на Выборге, имеет подписанный контракт еще на шесть краболовных судов и планирует построить две фабрики по переработке – в Мурманске и в Архангельске. «Это примерно полмиллиарда евро. Можете представить, как мы должны рассчитывать наш бюджет дальше, если участвовать в аукционах», – привел пример капитан промысла, заместитель директора Архангельского тралового флота Николай Назаренко.

Потери для государства

Главный аргумент в пользу аукционов – быстрое пополнение бюджета, но по факту доход государства может оказаться в разы ниже ожиданий. Почти 25 млрд рублей, которые принес в казну крабовый аукцион в мае, выглядят заманчиво. Однако эксперты не раз указывали, что ресурс был сильно переоценен. Финальную стоимость квот и в ВАРПЭ, и в Ассоциации добытчиков краба охарактеризовали как «рыночный пузырь» и усомнились в возможности окупить вложения по некоторым лотам даже за десятилетний срок. Но покупатели-то рассчитывали на исторический принцип и грядущий 15-летний период.

Как подсчитали в ВАРПЭ, аукционы по реализации примерно 60 тыс. тонн крабов принесут в чистом виде самое большее 90-95 млрд рублей выручки. Поскольку круг участников с деньгами будет ограничен, конкуренция вряд ли достигнет накала майских торгов.

По словам Александра Дуплякова, кулуарно обсуждается, что на аукционах за крабовые квоты планируется выручить порядка 250 млрд рублей. Это немногим меньше выручки всей отрасли, а не только крабовиков, за 2016 г. и в четыре раза больше общей отраслевой прибыли. «С экономической точки зрения получить такие деньги за аукционы – абсурд», – говорит руководитель ассоциации.

В то же время прогнозируемые потери для государства только по налогам за десять лет составят не менее 180 млрд рублей. Социальные последствия встряски первыми ощутят приморские регионы. Если инициатива будет принята, то уже в ближайший год предприятиям на Дальнем Востоке придется рассчитать минимум 3000 человек плавсостава, констатировал Александр Дупляков. «Эти люди будут поставлены перед фактом своего увольнения в 2019 году. Потому что не все компании смогут найти деньги и участвовать в аукционе, а даже если будут участвовать, – купить эти квоты. Соответственно люди потеряют работу», – отметил он.

Изменится и характер бизнеса. «Слом базовых принципов, отмена или ревизия тех основ, на которых сейчас построено рыболовство, приведет к тому, что значительная часть отрасли будет вести себя по принципу «живем одним днем», – предостерег Герман Зверев. – Какой смысл откладывать деньги? Какой смысл инвестировать в строительство? Зачем, если все это может быть отнято».

Чтобы в этой ситуации обеспечить контроль за сохранением водных биоресурсов, который сейчас в значительной степени обеспечивается за счет добросовестности и ответственности бизнеса, государству придется увеличить расходы на содержание Пограничной службы. «Это повлечет за собой серьезные издержки государства. Я не стал их добавлять в тот баланс, о котором сказал: 180 млрд – потеря, 90 млрд – выигрыш. Но если посчитать с карандашом в руках все плюсы и минусы, думаю, что провалы, убытки для государственной казны будут еще более существенными», – резюмировал президент ВАРПЭ.

Fishnews

Назад