Import

Тема: Инвестквоты и Квоты-2018

Обсуждение
Герман  ЗВЕРЕВ

Рыбной отрасли грозит рецидив «аукционной лихорадки»?

Президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ)

Два года назад были подведены итоги напряженной многомесячной дискуссии о путях развития российского рыбного хозяйства. На заседании президиума Госсовета 19 октября 2015 года было принято решение сохранить стабильные правила в отрасли на 15 лет, в то же время предусмотрев инвестиционные обязательства рыбопромышленников.

Уже летом 2016 года был принят Государственной Думой, одобрен Советом Федерации и подписан главой государства обновленный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов».

Закон установил баланс между интересами государства и бизнеса и гарантировал перезаключение действующих договоров о закреплении квот на 15 лет. При этом 20% квот – примерно 600 тыс. тонн водных биоресурсов – выведены в специальный инвестиционный режим и будут предоставлены только тем предприятиям, которые построят новые рыбопромысловые суда или новые рыбоперерабатывающие заводы.

Долгосрочные договоры с встроенными инвестиционными обязательствами – это проверенный временем инструмент экономического развития. В соответствии с разработанной Росрыболовством Стратегией развития рыбохозяйственного комплекса до 2030 года, этот инструмент позволит привлечь в отрасль в течение десяти лет более 500 миллиардов капиталовложений. По данным Росстата, инвестиции в отрасль в прошлом году составили 13 млрд рублей (на 40% больше, чем в 2015 году), а за девять месяцев 2017 года уже превысили 15 млрд рублей. Десятки рыбопромышленных предприятий готовят заявки на строительство рыбопромысловых судов и рыбоперерабатывающих предприятий. По данным Объединенной судостроительной корпорации, уже заключены твердые контракты на строительство 10 новых рыбопромысловых судов.

Инвестиционные проекты предприятий основаны на уверенности в незыблемости правил, установленных законом в 2016 году. Уверенности самих предприятий, уверенности финансовых учреждений. Подорвите эту уверенность – и инвестиционные проекты превратятся в ничто!

Самый надежный способ подорвать уверенность бизнеса в завтрашнем дне хорошо известен. Этот способ проверен опытом развития российского рыбохозяйственного комплекса. Этот способ – аукционы на продажу квот вместо долгосрочных договоров – применялся в 2001 – 2003 годах, поэтому при подготовке заседаний президиума Госсовета России в 2004 – 2015 годы неоднократно возвращались к опыту проведения аукционов.

В докладе президиума Госсовета в июле 2004 года «О развитии и повышении конкурентоспособности рыбной промышленности России» было прямо указано, что «опыт введения системы аукционных продаж квот как рыночного инструмента, позволяющего быстро определить рентную стоимость биологических ресурсов, оказался неудачным». В результате проведения аукционов на право добычи (вылова) водных биоресурсов объем инвестиций в основной капитал рыбной отрасли в 2002 – 2003 годах сократился почти в три раза по сравнению с 2000 годом, а рентабельность отрасли с 8% упала до отрицательных показателей. Также в ту пору массовый характер приобрела несвоевременная или неполная выплата заработной платы.

Когда в декабре 2004 года по итогам обсуждения доклада президиума Госсовета был принят Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», аукционный способ закрепления долей квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов отменили.

Спустя три года – в 2007 году – снова состоялось заседание президиума Госсовета и снова признали нецелесообразным проведение аукционов как основного способа закрепления квот.

Через восемь лет – снова заседание президиума Госсовета. Рабочая группа по подготовке к этому мероприятию собиралась несколько раз и подтвердила неприемлемость возврата к практике аукционов 2001 – 2003 годов. В докладе президиума Госсовета в октябре 2017 года «О развитии рыбохозяйственного комплекса Российской Федерации» сказано совсем прямо: «Принцип реализации квот на аукционах привел в 2003 – 2004 годах к кризису рыбной отрасли. Отраслевая прибыль в 2001 году по сравнению с 2000 годом упала в девять раз – до 807 млн рублей. Дальше убытки только росли: в 2002 году – 5,2 млрд рублей, а в 2003 году – 18 млрд рублей. Кредиторская задолженность увеличилась с 37,7 млрд рублей в 1999 году до 70 млрд рублей в 2004 году, достигнув 82% стоимости произведенной продукции».

Чем дальше в прошлое уходят аукционы как основной способ закрепления квот на вылов водных биоресурсов, тем более жесткими становятся оценки социально-экономических результатов этого эксперимента. Уже нет сомнений в том, что три года аукционов стали «черной дырой» для рыбной отрасли и многие отраслевые болезни возникли именно тогда. Рецидив «аукционной лихорадки» приведет к оживлению болезнетворных штаммов в выздоравливающем организме.

Конечно, в ограниченном формате Росрыболовство проводило и проводит аукционы все эти годы. На аукционах реализуются, например, квоты, которые изъяты у недобросовестных пользователей, но это явление очень невеликого масштаба. Российские предприятия добывают ежегодно свыше 4,5 млн тонн водных биоресурсов, а посредством аукционов реализуется право на добычу водных биоресурсов, объем которых составляют менее 0,01% от общероссийского вылова.

Но самое главное в другом – финансовые результаты аукционов основаны на том же фундаменте, что и инвестиции. Финансовые результаты аукционов основаны на уверенности участников аукционов в незыблемости закрепления прав на вылов водных биологических ресурсов. В мае 2017 года участники аукциона заплатили почти 25 млрд рублей за право добычи 5 тыс. тонн крабов. Есть простое, как штыковая лопата, мнение, что если на аукцион выставить не 5 тыс. тонн крабов, а все 70 тыс. тонн крабов – государство получит не 25 млрд рублей, а 300 млрд рублей. Однако любой классический учебник по экономике подтвердит, что такая аналогия действует только «при прочих равных условиях» (та же штыковая лопата при прочих раЗных условиях – в песке или в скалистом грунте – копает по-разному).

Это означает, что если бы участники торгов в мае 2017 года знали, что государство не собирается соблюдать статью 31 Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» и не перезаключит с ними договоры о закреплении квот, то их финансовый энтузиазм на аукционе в мае 2017 года мог сильно поубавиться. Именно уверенность в том, что действующие договоры о закреплении квот будут перезаключены в 2018 году, позволила торговаться на аукционе за дополнительные квоты. Узнай в мае 2017 года те же самые участники торгов, что год спустя им понадобятся деньги для того, чтобы хотя бы сохранить имеющийся у них ресурс, вряд ли финансовые результаты аукционов поражали воображение.

Сейчас реальным экономическим обеспечением для большинства договоров кредитования (кредиторская задолженность отрасли превышает 65 млрд рублей) являются договоры на право добычи (вылова) водных биоресурсов, которые предоставили заемщики. Отказ от перезаключения договоров, срок действия которых истекает 31 декабря 2018 года, неизбежно повлечет для целого ряда рыбопромышленных предприятий дефолт по заключенных кредитным соглашениям. Далее, все без исключения банки повысят кредитные риски для рыбопромышленных предприятий. Следовательно, для того, чтобы попасть в круг возможных участников всеобщих крабовых аукционов, действующим рыбопромышленным предприятиям придется занимать деньги по более высокой процентной ставке, чем каким-либо иным участникам аукционов, которые будут использовать в качестве залогов менее «токсичные» активы. Соответственно более высокой процентной ставке норма доходности у рыбопромышленных предприятий будет ниже.

Итак, первой жертвой отказа государства соблюдать базовые нормы закона «О рыболовстве и сохранении водных биоресурсов» станут инвестиции, второй – зарплаты рыбаков, третьей – налоговые поступления в бюджеты прибрежных территорий. Так было в 2001 – 2003 годах, так будет и в этот раз.

Никаких 500 млрд рублей капиталовложений в течение десяти лет не будет. Даже если сейчас аукционы введут, допустим, только для крабов, насторожится вся отрасль. Насторожится и будет откладывать деньги для участия в возможных аукционах. На всякий случай…

Разумеется, «финансовая петля» придушит и зарплаты рыбаков. В 2015 – 2016 годах рыбная отрасль заплатила почти 35 млрд рублей налогов на зарплату – вдвое больше, чем в 2014 году. Налоги на зарплаты увеличивались, потому что зарплаты росли. Аукционы быстро выкачают все финансы предприятий, включая увеличение заработной платы.

«Второе пришествие» аукционов – это ревизия решений президиума Госсовета 19 октября 2015 года и отказ от базовых принципов принятых летом 2016 года изменений федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Такой отказ приведет к кризису в рыбной отрасли и резко ухудшит социально-экономическую ситуацию в прибрежных регионах.

Герман Зверев, президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников

Fishnews

Вопросы эксперту

Назад