Import

Тема: Рыбная биржа

Обсуждение
Александр ТКАЧЕНКО

Торговля на аукционе – это работа на перспективу

Александр ТКАЧЕНКО
Заместитель генерального директора ООО «Корякморепродукт»

Этим летом на площадке ЗАО «Биржа «Санкт-Петербург» развернулись первые реальные торги дальневосточной рыбопродукцией. Участие в аукционах, которые проводятся совместно с Дальневосточным аукционным рыбным домом, могут принять покупатели со всей России. Главное условие – быть готовыми к прозрачным финансовым операциям и выполнению требований заключаемых контрактов и договоров.

О своем опыте работы на аукционе в качестве заказчика торгов Fishnews попросил рассказать заместителя генерального директора камчатской рыбопромышленной компании «Корякморепродукт» Александра Ткаченко.

– Идею продажи своей продукции через электронные торги мы продумывали давно. Поэтому и откликнулись на инициативу организовать на Дальнем Востоке первые подобные торги, участвовали в разработке типовых биржевых правил и контрактов.

Хотелось бы, чтобы биржа заработала, в этом есть смысл. Поясню на простом примере: как правило, рыбацкие предприятия, которые ведут сезонный промысел, работают от путины до путины, как семья – от зарплаты до зарплаты. Т.е. деньги, заработанные за несколько месяцев рыбалки, надо растянуть на год. Понятное дело, на все необходимое не хватает. Поэтому рыбаки вынуждены брать кредиты.

Вот, например, нашему предприятию 18 лет, и все эти годы мы работаем с кредитами. Потихоньку развиваемся, начав с одного невода, сегодня дошли до собственного современного производства. Возможно, мы не двигаемся к нашим целям огромными шагами, но по крайней мере определенная стабильность у предприятия имеется: сформирован имидж, есть рабочие места, на путины привлекаются люди со всей России, регулярно выплачиваются зарплаты. Может, и нет у нас громких обещаний, но есть комфортные условия труда, определены расценки, поэтому люди знают – сколько сказали, столько им и заплатят, не обманут. Но мы, как и все рыбопромышленники, связаны определенными обязательствами с кредитными организациями – без них никуда: надо готовиться к путине, в срок выплачивать зарплаты, не дожидаясь, когда будет продан весь улов. В то же время в пик сезона, когда идет основной вал лосося, мы не можем позволить себе соглашаться на демпинговые цены, предлагаемые перекупщиками.

Мы надеемся, что с помощью биржевой площадки появится возможность снижать существующий финансовый дефицит за счет продажи своей продукции еще до начала путины.

– Первый аукцион по продаже рыбы и морепродуктов на площадке Дальневосточного аукционного рыбного дома прошел 29 мая. Какие результаты Вы получили?

– Компании удалось получить очень хорошую цену. Например, за лот «горбуша потрошеная с головой, 1 сорт» стартовая цена была 65 рублей в пересчете на килограмм, а торги завершились на отметке 71,50 рубля за килограмм (без учета НДС). Таких цен на первый лосось в этом году точно больше нигде нельзя будет увидеть.

Но, как это и бывает со всем новым, основная часть участников рынка пока с опаской относится к такому способу торговли рыбой. На первых торгах у нас было три покупателя, в ходе подготовки к аукциону задавалось много вопросов, была масса звонков.

Могу сказать, что первым всегда тяжело начинать. Непросто убедить людей в том, что никакого обмана тут нет, гарантом выступает солидная организация с большой историей и опытом – Биржа «Санкт-Петербург». Поэтому надеемся, что все-таки удастся раскачать это направление.

Для нас же это работа на будущее. Мы планируем расширить круг потенциальных покупателей и, возможно, выйти на заключение фьючерсных сделок. А пока аукционный способ продажи позволяет устранить трейдеров, а значит, и их надбавку на продукцию, и избежать рисков при реализации в сезон, когда трейдеры демпингуют рынок, железнодорожники повышают цены на перевозки и мы вынуждены либо платить за «прогрессивный» склад, либо продавать практически в убыток.

– Первые участники аукциона для вас оказались новыми покупателями?

– Да, там была новая для нас компания, московская. Прежде мы с ними не работали.

– В обычных условиях работа с новыми оптовиками – болезненная тема для рыбаков. Как правило, промышленники с настороженностью относятся к непроверенным покупателям, которые проявляют интерес к их продукции, даже если речь идет о крупных компаниях.

– «Корякморепродукт» тоже старается следовать этому правилу, тем более что в свое время мы уже получили печальный опыт. Вместе с рядом других дальневосточных рыбопромышленных предприятий мы поставили свою продукцию компании «Ак Барс Логистика» – одному из подразделений крупной и известной в России корпорации Татарстана. Но денег так и не дождались. Вернуть миллионные потери не помогла даже Генпрокуратура и Полпредство в ДФО.

В этот раз гарантом сделки стали не только сама биржа и договор купли-продажи, заключенный сразу по итогам торгов, но и финансовые средства за продукцию, которые в полном объеме перечисляются продавцу в течение нескольких дней после сделки.

К тому же и мы выставляем на аукцион лишь часть своей продукции. Остальное без риска расходится по традиционным каналам сбыта.

Кстати, часто нам задают вопрос – много ли приходится платить бирже за ее услуги. Мы, как заказчик, т.е. продавец, не платим ничего. От нас требуется предоставить необходимые документы и гарантировать доставку продукции точно в срок по договору. Победитель торгов уплачивает «аукционный сбор» в размере 0,5% от конечной цены лота. Много ли это? Представьте, мы продали горбушу по 73 рубля за килограмм, полпроцента – это 30 копеек с килограмма рыбы, обычные посредники про такие деньги даже речи не ведут! Минимум 4-5, а то и 10 рублей они закладывают в стоимость продукции за свои услуги.

– Еще один «фильтр» для участников электронных торгов – прозрачность всех финансовых операций.

– Политика нашей компании – все открыто, все легально. Поэтому у нас с самого начала не возникло сомнений по этому поводу: мы работаем для людей, для конечных покупателей – вот для них, я думаю, биржа очень выгодна.

К тому же участие в электронных торгах – это и дополнительная реклама: когда компания хорошо узнаваема всеми, в том числе органами власти, тогда и работать легче. Ведь по сути биржевая торговля рыбой – это одно из поручений Президента, которое было направлено на повышение прозрачности рынка.

Больше всего волнуются от перспективы распространения практики аукционных торгов посредники, потому что в этой сфере сегодня формируется львиная доля наценки на продукцию и потерять этот бизнес, конечно, никто не хочет.

– Вас можно назвать настоящим первопроходцем: первым на Дальнем Востоке «Корякморепродукт» начал выпускать капсулированный рыбий жир (Омега-3), сейчас вы согласились опробовать на практике первую в России аукционную площадку по продаже рыбопродукции. Риск себя оправдывает?

– В рыбной отрасли я 40 лет. Нельзя сказать, что отличаюсь каким-то особым чутьем, просто всегда действую по принципу «семь раз отмерь, один – отрежь». Перспективу рыбных биржевых торгов мы продумывали давно, несколько лет обсуждали, сколько споров, дебатов было на эту тему. Да и на сегодняшний день остается еще много вопросов.

Например, по доставке продукции. В идеале покупателю, который участвует в торгах из другого региона, должны быть созданы такие условия, чтобы у него была забота лишь заявиться в срок на торги, выгодно для себя приобрести товар и все – дальнейшими организационными вопросами должна заниматься биржа. Для этого при бирже должно быть создано подразделение (либо подключены к работе логистические организации), которое занималось бы вопросами отправки продукции (чтобы покупателю не приходилось ехать, как сегодня, во Владивосток), оформлением, взаимодействием с надзорными органам и т.д. Вот к этому, думаю, нужно стремиться.

Хотя, безусловно, для этого, в первую очередь, должны быть созданы комфортные условия самим государством. Сколько говорилось о ветеринарном контроле, сколько поручений давалось Президентом России, но ситуация в рыбной отрасли остается непростой. Вот, к примеру, мы выловили нашу рыбу, тут же исследовали ее на Камчатке, получили заключение лаборатории, привезли во Владивосток – а здесь Россельхознадзор по Приморскому краю и Сахалинской области, у них свои правила, и камчатская справка уже не годится. И спорить бесполезно. Вот это называется коррупция – денег не берут, но всю душу вымотают.

И это лишь один пример, а сколько их в повседневной жизни рыбака! Взять то же требование об обязательном оформлении уловов на берегу: ловим мы на Западной Камчатке, для оформления нам надо снять судно, загнать его в Петропавловск-Камчатский. Чисто формально, подчиняясь требованиям закона, я должен всю рыбу выгрузить на холодильник, а завтра опять загрузить ее на то же судно и везти во Владивосток. Что это, если не издевательство над бизнесом? А потом возникает вопрос – почему такая высокая цена на рыбу? Но вы же сами загоняете нас в дополнительные расходы: я должен несколько суток потратить на переход из района промысла (а сутки работы парохода обходятся в 10 тыс. долларов), должен зайти в порт, оформить заходы-отходы – все это тоже стоит денег.

Те, кто не сталкивался с этим, не знает реальных расценок, объемов затрат. Я понимаю нужность этого там, где берег уже хорошо освоен, где есть переработка и т.д. Но северо-восточное побережье Камчатки – оттуда переход с рыбой до Петропавловска-Камчатского занимает трое суток, и за этим следует никому не нужная работа – просто выгрузить рыбу «на территорию субъекта Федерации», а затем обратно загрузить и везти дальше. В итоге получается, что всей этой показухой занимаемся только в угоду немыслимым статьям закона.

Сейчас ведутся дебаты вокруг поправок в закон о рыболовстве. Но очень сложно в чем-то переубедить людей, которые в реальности никогда не сталкивались с работой отрасли, не знакомы с рыбацкими буднями. Они действительно не понимают сути того, о чем пишут в законах, на бумаге.

Я затронул эти вопросы, потому что это не только среда, в которой нам приходится работать. Отчасти это связано и с самим понятием биржевой торговли рыбой. Свежи воспоминания о том, как биржу хотели сделать обязательной площадкой для продажи всех уловов и рыбопродукции. Но законодательно загонять на биржу нельзя – это должно быть добровольным и осознанным выбором производителя, потому что ему должно быть действительно выгодно прийти на эту площадку, сделать выбор в ее пользу.

– А что, на Ваш взгляд, может сегодня вызывать сомнения у потенциальных продавцов и покупателей, которые пока с осторожностью относятся к идее аукционной торговли рыбопродукцией, как альтернативы традиционным схемам?

– Если считать закрытыми вопросы гарантий и исполнения условий договоров, то остается вопрос прозрачности, легальности торговых операций на бирже (аукционе) – судя по всему, это и вызывает определенное беспокойство.

Думаю, что рано или поздно государство потребует от всех участников рынка максимальной прозрачности. Понятно, что это вопрос глобальный, затрагивает все сферы и не применим в отдельно взятом сегменте рынка или в какой-то одной отрасли. Но если уже сегодня есть возможность заявить о своем намерении работать открыто, почему бы не воспользоваться ею?

– Это можно отнести не только к бизнесу, но и госструктурам. Как Вы оцениваете возможность использования биржи в качестве площадки для проведения закупок рыбопродукции для государственных нужд?

– Положительно оцениваю. Если бы обязали прозрачно осуществлять государственные закупки, то и не было бы таких махинаций на миллиарды, как у нас сегодня это происходит, например, с медицинским оборудованием.

В принципе и сегодня никто не запрещает рыбакам участвовать в госзакупках. Нам часто поступают подобные предложения, но проблема в другом – надо выдерживать четкий график поставок продукции, а в нашем деле это очень сложно, учитывая сезонность рыбалки. Аккумулировать такую продукцию необходимо в центральной части страны, чтобы потом она разъезжалась по другим направлениям в зависимости от требования.

Опять же, здесь можно было бы использовать один из основных биржевых инструментов – это возможность торговать фьючерсными контрактами. Сроки будущих поставок при этом прописываются, на них уже и ориентируется заказчик, если его все устраивает, то сделка совершается. Прибавим к этому прозрачное ценообразование, вычтем трейдеров (по крайней мере дальневосточных) – вот вам и реальное снижение цены.

Центральная Россия постоянно спрашивает – где эта дешевая рыба? По итогам нашего первого аукциона горбуша продалась по ценам 2011 года, и это было выгодно всем. Выводы делайте сами.

Fishnews - "Открытая отрасль"

Назад