Import

Тема: Снижение административных барьеров

Обсуждение
Сергей  ТИМОШЕНКО

Позиция контрольно-надзорных органов не дает отрасли развиваться

Председатель регионального отраслевого объединения работодателей «Союз рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки»

Несмотря на то что Камчатский край в последнее время занимает лидирующие позиции по всем показателям отрасли, а глава Росрыболовства ставит политику камчатских руководителей в пример другим рыбопромышленным регионам, динамика развития рыбного хозяйства полуострова начала снижаться.

Упал вылов водных биоресурсов (на 17%), сократился экспорт рыбной продукции (на 26,2%), снизились инвестиции в основной капитал предприятий отрасли (на 12,4%), упал объем производства рыбной продукции и объем отгруженных товаров собственного производства. Когда губернатор Камчатского края Владимир Илюхин сформировал рабочую группу, чтобы проанализировать и выявить причины сложившейся ситуации, выяснилось, что она спровоцирована, прежде всего, неконструктивной позицией контрольно-надзорных органов. Имеет место и злоупотребление должностными полномочиями. Все это в итоге создает административный барьер экономическому развитию региона.

Массовые обращения рыбопромышленных предприятий говорят об одном: применение на практике пограничными органами принятого для облегчения промысловой деятельности рыбодобывающих судов постановления Правительства РФ № 560 «О получении разрешения на неоднократное пересечение Государственной границы Российской Федерации...» приводит к обратному результату.

Проблемы, препятствующие проведению как лососевой путины в этом году, так и в целом осуществлению промышленного и прибрежного рыболовства, стали поводом для обращения к военному прокурору 310-й военной прокуратуры гарнизона С.А. Соколову, с просьбой о принятии мер прокурорского реагирования в целях их решения.

От врио военного прокурора 310-й военной прокуратуры гарнизона М.Г. Самсонова мы получили ответ. В нем сказано, что правоприменительная практика, сформированная Пограничным управлением ФСБ России по Камчатскому краю, признается организованной в соответствии с требованиями действующего законодательства страны. Разъясняется также, что в случае несогласия ответ может быть обжалован военному прокурору ТОФ, а действия ПУ ФСБ России по Камчатскому краю – в судебном порядке.

Но мы же понимаем, что обращение к военному прокурору Тихоокеанской флотилии не имеет перспектив для всестороннего рассмотрения и объективного решения. Ведь указанная проверка не будет взаимосвязана с экономическими интересами государства и предпринимателей. Она будет исходить лишь из оценки действий должностных лиц пограничных органов, с учетом понимания правильности применения законов только этими органами, без их сопоставления с иным законодательством, направленным на развитие экономической деятельности в области рыболовства и прав российских рыбаков.

О Четвертом и Первом Курильских проливах

За период существования Советского Союза, а позже Российской Федерации отечественные суда, меняя районы лова, следуя на промысел или возвращаясь с него через Первый Курильский пролив, осуществляли проход в уведомительном порядке. Это не вызывало никаких нареканий со стороны контролирующих органов. Однако с конца 2013 года камчатские пограничники объявили войну рыбопромышленным судам под флагом РФ и, используя, с нашей точки зрения, недоработку в российском законодательстве о госгранице внезапно обрушились с санкциями. При этом используются положения части 19 статьи 9 Закона о госгранице: «...за исключением деятельности, связанной с использованием судов для рыболовства...».

Более того, пограничный орган стал заниматься провокацией возбуждения дел по ст. 18.1 КоАП РФ в ряде случаев. Например, получив уведомление от капитанов судов о намерении пересечь границу свободным проходом через Первый Курильский пролив заблаговременно, пограничный орган бездействует. То есть не препятствует пересечению, не уведомляет о его незаконности и т.д. Выждав, когда судно совершит проход, возбуждает административные дела в отношении капитанов судов и одновременно в отношении юридических лиц.

Я считаю, что подобные действия пограничного органа не только безнравственны, но и незаконны. Эти действия (а точнее, бездействие) не отвечают требованиям ни соблюдения режима госграницы, ни ее неприкосновенности. Более того, они являются карательными в отношении предпринимателей, которые осуществляют рыболовство в любом случае под постоянным контролем пограничного органа. Ведь он знает обо всех передвижениях судов не только из писем, получаемых от капитанов, но и в результате позиционного контроля за движениями судов с использованием систем ТСК.

Необходимость внесения поправок в статью 9 Закона РФ «О государственной границе» и статью 6 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» признают и сами пограничные органы.

Но кто вернет уплаченные штрафы компаниям «Лунтос», «Дальрыбпром» или возместит «Океанрыбфлоту» потери в 120 млн. рублей за хождение Четвертым Курильским проливом в Охотское море?!

О порядке пересечения госграницы судами-приемщиками и об исполнении требований международной конвенции

В соответствии с приложением IV к Конвенции МАРПОЛ 73/78 сброс сточно-фекальных вод, мусора, пищевых отходов с борта судна производится на расстоянии более 12 миль от берега. Неисполнение данных требований влечет административную ответственность за загрязнение окружающей среды.

По мнению врио военного прокурора М.Г. Самсонова (со ссылкой на судебную практику), требования Конвенции о сбросе сточных вод на расстоянии более 12 миль от берега не могут служить основанием для пересечения государственной границы без прохождения пограничного и иных видов контроля.

Таким образом, для сброса отходов, по сути, предлагается следующая последовательность: сняться с приемки лососей, зайти в порт или портпункт, пройти пограничные и таможенные досмотры и оформления, выйти за 12 миль от берега, сбросить отходы, зайти в порт, подвергнуться пограничным и таможенным процедурам «открытия» границы, вернуться на приемку лососей (если путина еще не закончилась).

К сожалению, позиция пограничного органа и военного прокурора в этом вопросе оборачивается не в пользу рыбопромышленников: сброс в пределах 12 миль является нарушением природоохранного законодательства, выход для сброса за эту зону - нарушение законодательства о государственной границе. Такая позиция не отвечает интересам ни рыбаков, ни юридических лиц, ни общества, ни государства.

О пересечении госграницы транспортными судами и рыбопромысловым флотом

Согласно заключению врио военного прокурора М.Г. Самсонова (опять же со ссылкой на судебную практику), российское транспортное судно, следующее с рыбопродукцией из района промысла в российский порт, не имеет права на неоднократное пересечение государственной границы в уведомительном порядке, поскольку осуществляет рыболовство в части транспортировки рыбопродукции, а частью 19 статьи 9 Закона о госгранице установлено ограничение: «...за исключением деятельности, связанной с использованием судов для рыболовства...».

При этом для каботажного плавания (из порта в порт) уведомительное неоднократное пересечение госграницы Погрануправлением ФСБ России по Камчатскому краю допускается, а для транспортного судна, вышедшего с целью собрать продукцию непосредственно в районе промысла – нет.

Из-за этого невозможно доставить перегруженную в море рыбопродукцию в порты России, например в тот же Владивосток. Понимая абсурдность ситуации, пограничники придумали некую процедуру «портовой очистки» и пытаются настоять на ней. По мнению пограноргана, судно с грузом рыбопродукции должно зайти в ближайший порт, известить его администрацию о каботажном переходе и только после этого осуществлять транспортировку.

Однако при этом в порту вступают в действие органы Россельхознадзора, которые требуют проведения ветеринарно-санитарной экспертизы и получения на груз ветеринарных сопроводительных документов, что занимает от 7 до 30 суток. Плюс – новые финансовые затраты.

Обстоятельства, касающиеся пересечения границы транспортным судном в районах промысла или во взаимосвязи с ним, пограничным органом опять же используются в целях возбуждения все новых и новых административных дел в отношении как капитанов судов, так и судовладельцев.

Такие действия создают еще один административный барьер в экономическом развитии и рыболовстве.

О контроле выгрузки водных биоресурсов вне Петропавловск-Камчатского морского порта

Ссылаясь на требования постановления Правительства № 560, врио военного прокурора пишет, что осуществление контроля выгрузки водных биоресурсов вне границ морского порта, в местах фактического расположения причальных сооружений рыбопромышленных предприятий, не представляется возможным.

Такой подход, когда из нормативно-правовой базы выбирается то, что удобно, а то, что неудобно, отбрасывается, недопустим.

Места доставки уловов на территории Камчатского края определены в соответствии с ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Они включают: морской порт Петропавловск-Камчатский с портпунктами, а вне границ морского порта – места фактического расположения причальных сооружений предприятий, предназначенные для выгрузки уловов ВБР.

Контроль выгрузки уловов в соответствии с пунктом 19 приказа ФСБ России от 25 декабря 2012 года № 675 «Об утверждении Административного регламента Федеральной службы безопасности Российской Федерации по исполнению государственной функции по осуществлению государственного контроля в сфере охраны морских биологических ресурсов», относится к административным процедурам пограничного управления.

Камчатское ПУ известило краевое министерство рыбного хозяйства об отказе в исполнении этой функции. Рыбопромышленные предприятия региона сегодня лишены возможности доставлять уловы на собственные береговые перерабатывающие мощности, расположенные вне границ морского порта, и вне населенных пунктов. У нас всего 12 портпунктов. И 17 основных мест сдачи! Опала, Кихчик, Пымта, Облуковино, Колпаково, Ича, Жупаново, Хайлюля, Ивашка, Карага, Кострама, Тымлат, Кичига, Ильпырь, Анапка, Вывенка, Апука.

В этих условиях рыбаки вынуждены сдавать уловы на морские приемные мощности. И новое требование управления сдавать продукцию, произведенную на бортах судов, на береговые предприятия, на которые фактически сдать нельзя, выглядит как насмешка.

Об отказе в выдаче разрешений на неоднократное пересечение госграницы юрлицам, ранее нарушившим закон о границе

Действительно, в соответствии с подпунктом «в» пункта 7 Правил получения разрешения на «неоднократку» основанием для отказа в выдаче является нарушение законодательства о государственной границе РФ, допущенное при осуществлении промысла ВБР капитаном российского судна или заявителем в течение года до даты обращения за получением разрешения. Это основание используется Камчатским погрануправлением исключительно в форме лишения права получить разрешение на неоднократное пересечение госграницы на год для всего флота юридического лица, а не только судна, допустившего нарушения. Это значительно осложняет производственную деятельность рыбопромышленных предприятий. Также это противоречит пункту 19 Правил. Ведь разрешение выдается на каждое судно по отдельности. Напомню, пунктом 19 Правил предусмотрено, что в случае аннулирования разрешения (в единственном числе), заявитель может обратиться в пограничный орган с заявлением о его повторной выдаче (в единственном числе) по истечении года с даты аннулирования. Это ясно указывает на применение санкции в отношении отдельно взятого разрешения и в отношении отдельно взятого судна, допустившего нарушение.

Между тем ООО «Окленд» не может оформить разрешение на 29 судов. Флот колхоза им. Ленина на год лишен возможности работать.

О доставке уловов прибрежного рыболовства на территорию прибрежного субъекта

Закон «О рыболовстве...» предусматривает возможность пользователям, осуществляющим прибрежное рыболовство, выбрать два способа использования улова. Первый – доставить улов на территорию прибрежного субъекта РФ, где из него может быть изготовлена продукция, второй – использовать улов на судне в разрешенном Правительством РФ месте (соответствующее постановление имеется).

Однако позиция камчатских пограничников заключается в том, что даже после изготовления продукции из улова эта продукция все равно подлежит доставке на территорию прибрежного региона. При этом пограничный орган ссылается на то, что даже выпущенная продукция продолжает оставаться уловом. Этому утверждению, к сожалению нельзя противопоставить какие-либо нормы законов. Дело в том, что вопрос, когда улов перестает быть уловом и считается продукцией, должен быть разъяснен в техническом регламенте, которого до настоящего времени нет.

На отсутствие ТР имеется ссылка и в некоторых ответах администрации Президента России в адрес одного из рыбодобывающих предприятий. Отмечу, пограничные органы иных регионов не предъявляют претензий в указанном вопросе, но погрануправление Камчатки занимает исключительно обвинительную позицию в отношении рыбаков.

Логика действий контрольно-надзорных органов промысловикам, переработчикам неясна. Да, возможно, она соответствует букве закона, но очевидно, что она противоречит государственным экономическим интересам. Сейчас нужны нормы прямого действия в закон о госгранице. Я не призываю решать вопросы в спешке. Но и промедление в данном случае лишь усугубляет ситуацию. Складывается судебная практика, которую переломить будет сложно, получаются новые звания и звездочки, а рыбаки и в конечном счете потребители лишь несут потери.

15.10.2014 г.

Вопросы эксперту

Назад