Import

Тема: Ипортозамещение

Обсуждение
Сергей  СЕННИКОВ

Управление потоками сырья с помощью ставки сбора малоэффективно

Заместитель директора ООО «УК НОРЕБО» по международным вопросам и связям с общественностью

- В настоящее время оценку регулирующего воздействия проходит проект поправок в Налоговый кодекс, изменяющих систему расчета сбора за пользование водными биоресурсами. На наш взгляд, принятие законопроекта не позволит достичь поставленных целей по развитию береговой рыбопереработки. При этом появится множество посредников, через которых будет осуществляться экспорт продукции, а экономические показатели рыбодобывающей отрасли могут значительно ухудшиться.

Предлагаемый законопроект предусматривает дифференцированный подход к расчету сбора за пользование водными биоресурсами, отменяя льготу – возможность уплаты 15% от нормативной ставки – при экспорте продукции из водных биоресурсов с низкой степенью переработки.

Положительным является то, что в доработанной редакции законопроекта его авторы, как мы и предлагали, отошли от размытого понятия «продукция с низкой степенью переработки» и указали коды ТН ВЭД ТС. Это позволило четко определить, о каких видах водных биоресурсов и видах продукции идет речь.

Однако с применением такого подхода возникает много практических проблем. На это указывают и сами разработчики законопроекта, говоря о сложности администрирования уплаты сбора по предложенной системе.

В законопроекте говорится о том, что льгота «не применяется в отношении объема водных биоресурсов, планируемого к экспорту». Другими словами, речь идет о рыбопродукции, вывозимой с территории России и помещаемой под таможенную процедуру экспорта в соответствии со статьями 212 и 213 ТК ТС и 230 – 232 ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации», так как понятие «экспорт» раскрывается только в таможенном законодательстве.

В связи с этим неясно, на кого будет возложена обязанность по предоставлению документов, подтверждающих экспорт рыбопродукции, и каким будет порядок уплаты сбора?

Сложность администрирования вызвана еще и тем, что для определения размера выплаты нужно будет быстро и эффективно взаимодействовать трем ведомствам: территориальным управлениям Росрыболовства, таможенным и налоговым органам, – что существенно замедляет весь процесс.

Разработчики указывают, что законопроект направлен «на развитие отечественных рыбоперерабатывающих мощностей, обеспечение производства рыбной продукции с высокой степенью переработки, замещение на отечественном рынке импортной пищевой и иной продукции из водных биоресурсов с высокой степенью переработки, а также для обеспечения экспорта отечественной продукции из водных биоресурсов с высокой степенью переработки».

По логике авторов законопроекта, пользователи не захотят платить 100% ставки за экспорт продукции с низкой степенью переработки и будут в большей степени поставлять рыбу и морепродукты на российские перерабатывающие предприятия, которые, в свою очередь, будут либо отправлять продукцию на российский рынок, либо экспортировать. В этом случае продукция с высокой добавленной стоимостью производится в России, а не на иностранных предприятиях. В теории звучит неплохо, но на практике реализация такого сценария маловероятна.

Плательщиком сбора является пользователь, т.е. лицо, имеющее право на добычу водных биоресурсов и получающее соответствующе разрешение. Однако участники внешнеэкономической деятельности – не только пользователи, но и торговые компании, которые могут осуществлять экспорт рыбопродукции и плательщиками сбора не являются. Соответственно, при экспорте через российскую торговую компанию, пользователь ВБР сохраняет льготу по ставке сбора.

Также важно отметить, что при сохранении высокой стоимости российской рыбопродукции на зарубежных рынках, учитывая ситуацию с курсом рубля по отношению к основным иностранным валютам, рыбодобывающие компании могут больше зарабатывать в рублях при экспорте своей продукции. Соответственно, и размер налоговых отчислений, уплачиваемых такими компаниями, тоже растет.

Разработчики законопроекта указывают на то, что при переходе на новую систему определения ставок сбора «бюджет Российской Федерации сможет получить до 3,7 млрд. рублей». Вместе с тем в финансовом обосновании законопроекта разработчики никак не учитывают, насколько уменьшатся отчисления по другим налогам в связи со снижением прибыли компаний. Возможно, что никакой выгоды от предложенного подхода не будет?

Другим важным моментом является то, что рыбодобывающие компании физически не могут производить продукцию с высокой степенью переработки из 100% уловов. Во многих случаях замороженный в море водный биоресурс сам по себе является конечным продуктом.

В результате предлагаемый законопроект достаточно слабо обеспечивает достижение поставленных целей, так как никакого реального прорыва в развитии прибрежной переработки он не даст, будет стимулировать возникновение «экспортных посредников» и может существенно ухудшить экономические показатели российской рыбодобывающей отрасли в связи с увеличением налоговой нагрузки. Не говоря уже о том, что администрирование такой дифференцированной ставки сбора существенно усложняется. Не очень понятно, как государство хочет подтолкнуть рыбаков развивать собственную прибрежную переработку и обновлять свой рыбопромысловый флот при увеличении налоговой нагрузки на добывающие предприятия?

Тезис о том, что доход от переработки российского ресурса должен оставаться в России, никем в рыбацком сообществе не оспаривается. Но пути достижения такой цели существуют разные. На наш взгляд, предложенное управление потоками сырья через ставку сбора является малоэффективным механизмом. Необходимо соблюсти разумный баланс между доходностью рыбодобывающего бизнеса, обеспечивающим высокие налоговые отчисления, и развитием отечественной рыбопереработки.

26.11.2014 г.

Вопросы эксперту

Назад