Import

Тема: Дрифтер под запретом

Обсуждение
Татьяна  КОНЧЕВА

В спешке с запретом дрифтерного промысла депутаты забыли о людях и Конституции

Татьяна КОНЧЕВА
Председатель постоянного комитета по экономическому развитию Сахалинской областной думы

– Первое и, на мой взгляд, основное, на что хотелось бы обратить внимание: как говорится в пояснительной записке, в законопроекте предложено запретить дрифтерный промысел с целью недопущения подрыва экономики прибрежных регионов. Но при этом положительно учитываются интересы рыбопромышленников Камчатского края и одновременно ущемляются интересы сахалинских предприятий. Считаю это в корне неправильным.

Я выступаю даже не конкретно против этого закона. Я против того, что решение принимается необоснованно, даже без доказательств официальной (подчеркиваю – официальной!) науки о якобы пагубном влиянии дрифтерного промысла на состояние запасов и промысла лососей. Да, сегодня существует мнение отдельных экспертов, что дрифтерный промысел негативно отражается на естественном воспроизводстве лососей, приводит к нерациональному их использованию. Но официального заключения отраслевой науки, которое доказывало бы справедливость этого утверждения и было представлено в качестве обоснования к законопроекту, нет.

Мало того, мы знаем, что существуют и противоположные мнения о дрифтерном промысле. Например, мнение доктора биологических наук, профессора О.Ф. Гриценко, бывшего заместителя директора Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО). О.Ф. Гриценко в своей работе «О дрифтерном промысле лосося без гнева и пристрастия» отметил, что, если вести дрифтерный промысел лососей по правилам, то по своему негативному воздействию на окружающую среду он не отличается в худшую сторону от других способов лова и других видов хозяйственной деятельности человека вообще.

В данном случае при внесении законопроекта специальные научные исследования, которые доказывали бы вред от дрифтерного промысла лососей, не проводились.

Второе. В соответствии с Конституцией Российской Федерации, закон обратной силы не имеет. У нас же получается следующее: на основании законодательства были проведены аукционы, рыбаки в них поучаствовали, законно выиграли, получили разрешение на дрифтерный промысел водных биоресурсов на 10 лет (!), заплатили деньги. Под этот срок работы был приобретен флот, взяты кредиты, наняты люди. И вот, проходит 5 лет, как вдруг кто-то начинает говорить, что дрифтер – это плохо, государству причиняется ущерб, надо срочно прекращать работу.

Мы считаем, что это – эмоции. Потому что никто не думает о том, как быть занятым на этой работе людям, как погашать взятые под уловы кредиты, кто возместит понесенные рыбопромышленниками затраты.

Третье. Отдельное внимание хочется уделить пояснительной записке к законопроекту. Не вдаваясь в подробности, скажу, что она очень противоречивая. А отдельные ее положения просто не соответствуют действительности. Даже я это понимаю – человек, который по своей профессиональной деятельности не связан с рыболовством.

Мы все-таки ждали заключения Правительства РФ на законопроект, надеялись, что доводы сахалинцев примут во внимание. Однако рассмотрение законопроекта произошло в ускоренном режиме: сегодня профильный комитет рассмотрел этот законопроект, завтра – совет Госдумы, а послезавтра депутаты уже приняли документ в первом чтении. Более того, в пояснительной записке к законопроекту указано, что запрет дрифтерного промысла поддерживают все (!) дальневосточные регионы – а это неправда. На мой взгляд, очевидно, был нарушен регламент работы. Боюсь, что точно так же пройдет и второе слушание…

Между тем позиция руководства Сахалинской области в отношении дрифтерного промысла осталась прежней. Мы направляли в профильный Комитет Госдумы свой отрицательный отзыв на законопроект и телеграмму в Правительство Российской Федерации. Практически одним из первых документов, подписанных врио губернатора области Олегом Кожемяко, было обращение на имя заместителя председателя Правительства Аркадия Дворковича с поддержкой дрифтерного лова. Хочу отметить, что Олег Николаевич отлично знает эту отрасль изнутри и профессионально разбирается в подобных вопросах.

Остров должен жить и работать дальше, как бы ни складывалась политическая обстановка вокруг него.

Несмотря на происходящее, мы продолжаем делать все возможное, чтобы хотя бы смягчить последствия принимаемых в отношении дрифтера решений. С нашим депутатом Государственной Думы от Сахалинской области Георгием Карловым мы проработали поправку в законопроект ко второму чтению в части установления срока вступления в силу закона с 2020 года, а не 2016 года, как предлагается в законопроекте. За это время науке необходимо проработать этот вопрос досконально и все-таки представить обоснованные доводы в пользу запрета дрифтерного лова либо наоборот.

Дело в том, что сегодня на Северных Курилах не существует никакого производства. Но там живут люди, и для них основным занятием является рыболовство. Причем промысел в этом районе может осуществляться только дрифтерным способом, в силу особенностей природно-климатических условий. Может быть, для Москвы эти 500 человек ничего и не значат, но для Сахалинской области и для Курил – значат очень многое! Мы, жители островов, как никто понимаем, что такое «остаться без работы» для семьи рыбака. Поэтому и просим дать отсрочку, чтобы понять, в том числе какая альтернативная деятельность может обеспечить занятость населения Северных Курил.

Сегодня мы слышим громкие заявления, мол «дрифтер – браконьерская деятельность!» Однако простым запретом мы ничего не добьемся, а лишь усугубим ситуацию. Вы поймите, не имея альтернативы, местные жители будут вынуждены продолжать заниматься рыболовством, но уже нелегально. Получается, что государство само загоняет их в незаконную деятельность, не оставляя вариантов.

На сегодняшний день мы со своей стороны сделали все возможное, но хочется все-таки верить в какую-то справедливость, что наши доводы будут услышаны. Еще раз повторю: поскольку по проблеме дрифтерного промысла лососей существуют полярные мнения, правильным было бы, по крайней мере, отодвинуть до 2020 года срок вступления в силу принимаемого закона. Чтобы за это время, уже без эмоций, а по уму и ПО ЗАКОНУ, разобраться в ситуации. Научно оценить, какой именно ущерб наносит запасам лосося дрифтерный лов, а какой, к примеру, морские животные, которые сегодня на самом деле являются большой проблемой для рыбного промысла.

И если решение все-таки будет окончательно принято, то необходимо позаботиться о пострадавшей стороне – сахалинских рыбопромышленниках.

26.05.2015

Назад